Публикации / Статьи / "ВАШЕ ДЕЛО", 04 апреля 2005г.




"МЕНЕДЖЕР, ИМЕЮЩИЙ ИСТОРИЮ, СТОИТ ДОРОЖЕ"

Каким Владимир Тарасов видит современный стиль управления

В конце марта 2005г.в Новосибирске прошел семинар-тренинг "Персональное управленческое искусство", автором которого выступил Владимир Тарасов, основатель Таллинской школы менеджеров, специалист, в 2004 году возглавивший по итогам исследования журнала "Секрет фирмы" десятку наиболее известных в России бизнес-тренеров. В перерыве между занятиями Владимир Тарасов любезно согласился ответить на наши вопросы.


Стиль управления стал менее ярким

- Владимир Константинович, вы проводите тренинги в различных регионах России, общаетесь с топ-менеджерами отечественных компаний. Что сейчас для них актуально? И какой совет вы даете им чаще всего?

- Актуальным остается раздел собственности во всех его видах, актуальна тема взаимоотношений "наемный топ-менеджер - собственник", актуален вопрос отбора, подготовки, расстановки менеджеров среднего звена. Еще, конечно, актуальна подготовка и удержание кадров к компании. Непрочность менеджера в фирме - это очень серьезная проблема отечественных компаний.

Добавлю, что у фирм существуют громадные проблемы, которые их собственниками еще пока не осознаются. Это, например, отсутствие настоящей истории как у компаний, так и у менеджеров. Фирме, у которой есть история, можно доверять. Человек, имеющий историю, стоит дороже, чем человек, взявшийся непонятно откуда. Но сегодня фирмы мало заботятся о своей истории. История пока не ценится, поэтому есть масса фальшивых легенд, которые пока слабо проверяются. На Западе историю любой фирмы или человека легко проверить. Думаю, России с компьютеризацией страны еще предстоит пройти этот этап. И для многих компаний станет большой проблемой то, что они оказались без истории.

- Согласно вашей концепции смены поколений предпринимательства в каком поколении, на ваш взгляд, сегодня находится российский бизнес, и какие стили управления преобладают на этом этапе?

- Российское предпринимательство находится примерно в четвертом поколении. Если сравнивать с первыми поколениями, то мы видим, что, конечно же, стиль корпоративного и персонального управления ранее был более ярким, менее правильным, ошибки были резкие и большие. Но и оригинальность управленческих ходов тогда была выше. То есть, управленцев в первые периоды развития российского предпринимательства "зашкаливало" как в положительную, так и в отрицательную стороны.

Сейчас стиль управления стал ровнее, глаже, он более цивилизованный и менее яркий. Тенденция заключается в том, что российский бизнес неуклонно движется в сторону западной модели менеджмента. Не все западные технологии проходят, но неуклонное движение в эту сторону имеет место. Такие выводы я делаю, опираясь на общение со своими слушателями на семинарах, на то, какие проблемы они ставят, на какие темы консультируются.

- Как сегодня, в России, по вашим ощущениям, построены отношения между властью и бизнесом? Это правильная модель взаимоотношений?

- Было бы лучше, если бы никаких отношений не было вообще. У нас сегодня вся экономика делится на две категории: "бизнес отношений" и "бизнес рыночный". Сейчас вновь очевиден перекос в сторону первой категории. Это плохо. Бизнесу не надо никаких отношений. Дело власти - устанавливать правила игры. А дело бизнеса - пользоваться этими правилами. А зависимость от отношений с персонами - это очень негативный фактор.

- Вы ранее, говоря о последствиях давления региональных администраций на компании, отметили печальную, как вы ее назвали, тенденцию - предприниматель больше не хочет быть предпринимателем, он хочет быть наемным топ-менеджером. Так он, не являясь собственником, менее зависим от чиновника. Ваша позиция по этому вопросу осталась неизменной?

- Да, такая тенденция есть. Несколько лет назад у наемных менеджеров не было возможности достичь материального благополучия. Потом их зарплаты стали расти. В определенный момент материальное положение предпринимателя, работающего в малом или среднем бизнесе, сравнялось с уровнем дохода наемного менеджера. И как только это произошло, люди, занимавшиеся предпринимательством только ради материального положения, естественно, стали переходить в наемные менеджеры.

- То есть, по-вашему, в этом вопросе тема давления региональных администраций на бизнес уже не актуальна?

- У предпринимателя масса забот. В том числе и сдерживание давления региональных властей. Раньше надо было сдерживать давление криминала, сейчас центр тяжести переместился на местные власти. Тем не менее человек, занимающийся бизнесом, должен уметь держать удар, выдерживать любое давление. А наемному менеджеру так сильно держать удар не приходится. Поэтому те, кому это давление показалось слишком тягостным, переходят в наемные управленцы.

- Как вы считаете, когда в России наступит время профессионалов, в приоритете у которых не сиюминутная выгода от сложившейся в стране ситуации, когда надо быстро пользоваться предоставленными возможностями для обогащения, а правильно построенный, честный и прозрачный бизнес?

- Время профессионалов начнет наступать тогда, когда закончится вся история с приватизацией. Пока она не закончилась, правоохранительные органы занимают некую подсобную роль в этом процессе. Как только все будет поделено и переделено, будет сказано: "Стоп! Вот теперь давайте соблюдать закон!". Правоохранительные органы будут модернизированы и поставлены на охрану этих новых, относительно окончательных собственников. И вы тогда не узнаете родную милицию! Она будет совершенно по-другому работать и жестко наказывать за нарушения закона. И тогда настанет время профессионалов. Но пока идет самый главный процесс - передел собственности - этого ждать не приходится. Должно наступить время закона.

- В Эстонии, где вы проживаете, время закона наступило?

- Там оно практически наступило. Потому что все, что можно скупить, иностранцы уже скупили. Теперь Эстония вступила в Евросоюз, и законность Евросоюза распространяется и на это государство. То же самое произойдет с Украиной. Она, может быть, раньше России придет к времени профессионалов, потому что теперь ее примут в Евросоюз, соответственно украинские законы будут перестроены.

Русская ниша не связана с трудолюбием

- Вам принадлежит высказывание: "Русский человек - человечный, у него есть душа. Но мы не технологичны". Возможно, поэтому Россия уступает европейским странам в высокотехнологичном производстве?

- В чем-то уступает, в чем-то нет. При нашем характере нам сложно делать повторяющиеся вещи. Русский человек быстро начинает тосковать, когда его заставляют делать одно и тоже изо дня в день. Он начинает делать это все хуже и хуже. У человечества есть естественное разделение труда - есть нации идейные, а есть такие, которые могут только трудиться. И русский человек в этом разделении труда занимает определенную нишу. Эта ниша никак не связана ни с большим трудолюбием, ни со способностью точно придерживаться инструкций, ни с повторяющимися процессами. Она связана с творчеством, с придумыванием нестандартных идей без способности технологически воплотить их в жизнь. Поскольку воплощенная идея стоит гораздо дороже, чем просто идея, с точки зрения материального благополучия результат у русского человека пока неважный. Вы ведь понимаете, что если бы не нефть и газ, то дело бы в России обстояло совсем плохо. Возможно, в будущем будут цениться и невоплощенные идеи. Вот когда это произойдет, тогда и на нашей улице будет праздник.

- По вашей концепции, успешный менеджер "от бурной безалаберной деятельности" должен прийти к высшей, восьмой стадии развития - стадии "толкового недеяния". Возможно ли достижение этого идеала в российском менеджменте?

- Важно, чтобы был вектор, направленный к этому идеалу. Ясно, что к нему можно двигаться каждому. Другой вопрос в том, когда менеджер придет к этому идеалу.

- Вам же принадлежит мысль о том, что русский не видит деталей, он все делает на 98%, "поэтому он не достаточно хороший менеджер". Как при таком складе национального характера русский управленец может добиться обозначенного вами идеала?

- Если он будет оставаться таким, какой он есть сейчас, то не добьется никогда. Необходимо избавиться от недостатков, сохранив достоинства. Было бы плохо, если бы русский менеджмент слепо пошел вслед за западом и потерял свои национальные достоинства. Это было бы просто печально. В этом плане несколько выигрывает эстонский менеджмент. С советских времен он усвоил положительные черты русского менеджмента, и в то же время заимствовал определенные идеи с Запада. И сейчас, по моим ощущениям, эстонские предприниматели и менеджеры немножко проворнее западных.

Пусть звезды обозначат себя сами

- Известно, что вы рассказывали о своих воззрениях на менеджмент на Западе. Как там сейчас вас воспринимают слушатели?

- Скажу только одно. Готовности что-то слушать всерьез о менеджменте от представителя страны, которая, сидя на полном богатстве, не в состоянии ничего с ним сделать с управленческой точки зрения, нет. Есть вежливость, внешняя готовность слушать, кивая головой и т.д. Но настоящего диалога быть и не может. Нужно сначала показать, что у нас есть на мировом рынке кроме нефти и газа, показать, какой российский продукт представлен в любом супермаркете мира. Только после этого Запад будет готов послушать, как мы этот продукт создали. А если не создали, то о чем тогда может быть диалог?

- Один из принципов Таллинской школы менеджеров гласит, что хорошее дело должно быть рентабельным. Как развивается ваш бизнес?

- Неужели я произвожу впечатление бедствующего человека? (смеется). Если серьезно, то Таллинская школа менеджмента устойчиво работает на рынке. И ее проблемы никак не связаны с рынком. Это проблемы не рыночного характера. Одна из серьезных проблем - это нехватка времени. С одной стороны, отказывать людям в обучении морально тяжело. Но если не отказывать, то остается мало времени для того, чтобы двигаться дальше. Лично для меня это самая большая проблема.

- Вы построили свою достаточно стройную систему, можно сказать, учение. Много ли в России, с вашей точки зрения, школ, создавших собственные целостные учения по управленческому направлению?

- Боюсь ошибиться, так как мне за другими школами некогда следить, но, по-моему, еще в советское время, кроме нашей, сложились еще две школы. Это не совсем школы менеджмента, они работают в несколько иных направлениях. Так, одна из школ связана с интеллектуализацией управления, проведением оргдеятельностных игр, другая - с решением изобретательских задач. Каких-то новых школ я просто могу не знать. Я все-таки живу в Эстонии. Кроме того, сейчас разрушен механизм научных конференций. Они, если и проводятся, то локально, при этом перед каждой конференцией стоит задача как-то окупиться. Все это по сравнению с тем, что было раньше, выглядит чуть-чуть убого. Не потому что люди виноваты. Просто сегодня наука плохо продаваема.

- Среди выпускников Таллинской школы есть какие-то "звезды", которых сегодня, может быть, знает вся страна?

- Если эти звезды есть, то пусть они сами себя и обозначат!

- Апофеозом ваших тренингов являются так называемые управленческие поединки. Насколько вы сами удовлетворены качеством этих "боев"?

- Грубых ошибок менеджеры делают теперь меньше. Но управленческие решения, как я говорил раньше, сейчас менее яркие. Поединки всегда проходят на основе какой-то управленческой ситуации. Их предлагают слушатели. Изначально мы хотели на основании этого создать банк ситуаций. Скоро выяснилось, что этот банк все время меняется и быстро устаревает. Раньше половина ситуаций была связана с криминалом или, например, с какими-то совершенно дикими взаимоотношениями арендатора и арендодателя. Бизнес меняется, меняется и набор ситуаций. Не знаю, как у вас, но в Эстонии арендодатель сейчас сам бегает за арендатором.

- Что для вас сегодня является главным источником информации о происходящем внутри российских компаний?

- Консультирование, что же еще! Мы не занимаемся проектами на предприятиях, потому что они очень продолжительны по времени. Мы занимаемся консультациями. Консультации редко продолжаются более четырех часов. Обычно - два часа. Я предпочитаю консультировать только тех, кто у меня учился. Эти люди знают, какие вопросы передо мной имеет смысл ставить. Свое консультирование я никак не рекламирую и не продвигаю. А когда у ученика есть проблемы, он ко мне всегда и так пройдет.




"Ваше дело" №12 (163), 04 апреля 2005г.
/Деловое приложение к газете "Купи-продай"/
© 2000 - 2016 www.tarassov.ee

post